США колеблются, какую часть Украины сохранить, а какую отдать России | Новости армии России в онлайне | Novostiarmii.ru

США колеблются, какую часть Украины сохранить, а какую отдать России

0

США колеблются, какую часть Украины сохранить, а какую отдать России

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Американский президент Джо Байден в статье для газеты The New York Times не намекал на то, что Украине придется уступить часть своей территории на переговорах с Россией, заявила пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер.

Журналисты попросили представителя ее пояснить, сознательно ли глава государства упомянул о «международно-признанных границах» Украины, когда говорил о поддержке этой страны, предположив, что эти слова могли быть сигналом того, что Киеву придется уступить часть территории.

«Я бы не стала интерпретировать это подобным образом», — отметила Жан-Пьер.

Когда журналист, задававший вопрос, попросил уточнить, считает ли в принципе Белый дом, что Украина будет вынуждена уступить часть территории. «Я думаю, что об этом я не стану говорить здесь на брифинге», — ответила пресс-секретарь.

Ранее в авторской колонке The New York Times, Байден заявил, что цель США в конфликте на Украине заключается в том, чтобы она была демократической, независимой и способной защититься от нового нападения страной.

«Я не буду давить на украинское правительство — публично или в частном порядке — с целью сделать какие-либо территориальные уступки. Это было бы неправильно и противоречило бы общепризнанным принципам», — написал он. Однако журналисты восприняли это как сигнал к тому, что Киеву придется расстаться с частью территорий.

Можно ли это считать таковым?

— Сама по себе эта фраза в статье за подписью Джозефа Байдена — просто часть курса на сохранение публичной дистанции США по отношению к кризису вокруг Украины, — убежден ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— При желании, этот тезис можно трактовать, в том числе, как сигнал Киеву не спешить с уступками России. В конце концов, именно на Москву Байден в этой статье возлагает ответственность за остановку переговорного процесса. Скорее, всех, кто критикует Белый дом за недостаточно жесткую линию в отношении России, насторожил этот блок статьи именно в сочетании с рядом других тезисов, выдержанных в достаточно умеренном ключе. Например, что «мы не поощряем Украину наносить удары по объектам за ее пределами и не будем предоставлять ей средства для таких ударов», или что «мы не хотим затягивать войну только для того, чтобы причинить боль России». С учетом недавнего высказывания председателя Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Марка Милли, напомнившего о переговорах представителей Пентагона с российскими коллегами, многие наблюдатели сочли, что в американских верхах усиливается лобби, ориентированное на более компромиссную линию в отношении Москвы.

Собственно, Карин Жан-Пьер прямо заявила: она не стала бы интерпретировать тезисы в статье Байдена, как сигнал, что Белый дом считает вероятной готовность Украины к территориальным уступкам. Ее уход от подробного обсуждения темы — скорее, знак, что комментировать этот сюжет могут лишь более высокопоставленные фигуры.

«СП»: — Насколько Вашингтону принципиальная территориальная целостность Украины и в каких границах?

— С точки зрения внешнеполитических целей, для США был бы более проблемным, например, сценарий, при котором Киев терял бы контроль над Одесской областью, что уже заметно меняло бы расклад сил в Черноморском регионе. Но сейчас вопрос так не стоит. Для прагматичных интересов Вашингтона важна, прежде всего, не территориальная целостность Украины, а влияние кризиса вокруг этой страны на других игроков — от России до партнеров США по НАТО. Очевидно, что стратегию администрации Байдена, во многом, будет определять и влияние этого внешнеполитического кризиса на экономику самих США, в том числе, в свете предстоящих осенью промежуточных выборов в Конгресс.

«СП»: — Могут США надавить на Киев, чтобы тот пошел на территориальные уступки?

— Понятно, что у США немало инструментов давления на Киев — начиная с возможностей регулировать объемы финансовой и военно-технической помощи Украине. Другое дело, что команда Байдена не может не оглядываться на критиков в собственной стране, которые обязательно будут обвинять президента США в «уступках Путину». Опять же, если диалог между Москвой и Киевом вновь активизируется, украинское общественное мнение, конечно, будет не особенно важно для США, но одним из заметных составляющих фона этих переговоров будет. Между тем, украинские официальные лица как раз не настраивали своих сограждан на существенные уступки России, скорее, убеждая их в обратном. Вспомним хотя бы прозвучавшее в начале мая заявление секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексея Данилова про возможность появления «народных республик» на российской территории. То есть, завышенные ожидания как минимум части общественности в таком случае могут стать проблемой для украинского руководства.

— Высказывания Байдена, конечно, нельзя воспринимать как готовность Вашингтона согласится на «территориальные уступки», — убежден политолог Владимир Можегов.

— Журналисты, как им свойственно, нагнетают. Но то, что настроения в Вашингтоне меняются и прогрессируют — очевидно. Недавнее выступление Киссинджера в Давосе — тому пример. К тому же у России — слишком сильные аргументы. Это не только газ и нефть, но, в первую очередь, продовольствие. Пойдет ли украинское зерно через одесские порты? Это зависит от того, что ответит Байден на требования России. В общем, журналисты чувствуют, конечно, где пахнет жареным.

«СП»: — Как понимать слова пресс-секретаря Байдена? (Я думаю, что об этом я не стану говорить здесь на брифинге). Очередное проявление глупости или тонкий намек?

— Где-то между первым и вторым. То, что пресс-секретарь не отмела сходу предположение журналиста — конечно, должно, как минимум, сильно нервировать Украину.

«СП»: — Территориальная целостность Украины важна для США?

— Вашингтон смотрит на Украину холодными глазами, как на дичь. Точнее — как на полезного себе зверька, достаточно хищного и дурного, чтобы можно было его использовать; но и такого, которого не жалко. Вашингтон будет иметь интерес к Украине до тех пор, пока та будет приносить ему пользу. Главным образом, в сдерживании России. Что же касается «важности», то в настоящее время — а мир вступил сегодня в фазу большого передела, как это было в тридцатилетнюю войну ХХ века (1914−1945) или даже тридцатилетнюю войну XVII века, — то в этом большом смысле даже Европа не является для демократов чем-то важным. Наднациональная финансовая олигархия, которая за демократами стоит, и Европу легко принесет в жертву, чтобы уничтожить Россию. Понятно, что Украина в этом смысле не интересует Вашингтон ни в каком ином качестве, кроме как в качестве взрывателя. Также точно Вашингтон и Лондон использовали Польшу в 1939-м, чтобы разжечь огонь Второй мировой войны.

«СП»: — На какие территориальные уступки Украины США теоретически могли бы согласиться?

— Здесь надо отделять желаемое от возможного. Вашингтону необходимо устранить проблему России в принципе. Это желаемое. Однако, то, что происходит сегодня — процесс прямо противоположный желаемому: это возрождение, возвращение, восхождение Российской империи. Мучительный и трудный процесс, который идет в трагическом во многом, но и неизбежном, противостоянии с Украиной. И с этим Вашингтону приходится считаться. Думаю, что сегодня Вашингтон готов остановить экспансию России, ограничив ее землями Донбасса, республик ДНР-ЛНР. Об этом, как можно догадываться, и идут переговоры с Россией.

Международное положение

Медведев оценил вхождение Швеции и Финляндии в НАТО

Медведев: говорить о невозможности ядерной войны — ошибка

Политолог оценил вероятность военного конфликта островного Китая с Тайванем

Политолог: Эрдоган сейчас играет сразу на нескольких досках

Все материалы по теме (17386)
Источник

Реклама:

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 × 1 =